воскресенье, 27 октября 2019 г.

Братство оставшихся

афганское возвращение Павла Лунгина

До мая этого года я считал лучшим фильмом об афганской войне «Рэмбо-3»: наши сериалы и фильмы во главе с «9 ротой» были наполнены чрезмерным пафосом и с реальной правдой войны ничего общего не имели. Особняком стоял «Мусульманин» Хотиненко, которого долгое время не принимали и считали клеветой, пока фильм не стал классикой.

Нечто похожее, думается, происходит и с «Братством» Павла Лунгина, которого заклеймили еще на предварительных показах – военные фильм категорически не приняли. А почему?.. Наверное потому, что фильм входит в противоречие со своим названием: братство – это 13 тысяч мертвых, оставшихся в далекой стране, а что касается живых... Режиссер анатомически четко показывает, чем была афганская война для:

– генералитета – самодурство и безнаказанность: война, мол, все спишет;
– для офицеров ГРУ– полигон для отработки задач, решения вопросов любой ценой (подкуп, интриги и т.д.);
– для профессионалов боя (разведка, спецназ) – соперничество с врагом, ощущение нужности, профессиональная реализация;
– для молодых офицеров – утверждение себя, вызов, практическое применение полученных знаний;
– для прапорщиков – возможность заработать на войне;
– для солдат – страх и ужас, отчаяние и осознание противоестественности происходящего, а также, в какой-то степени, проявление своего патриотизма, отработка долга перед родиной.

Владимир Познер призывает назвать вторжение в Афганистан «политической ошибкой»: спустя 40 лет после событий легко раздавать оценки – что-то я не помню, чтобы Познер в 80-ые разделил судьбу Сахарова. А Лунгин на «окончательную диагностику» не претендует: война безнадежна по своей природе, но не бессмысленна, хотя бы потому что формирует судьбу и обнажает что-то очень важное в человеке. Как в известной песне: «Следы трассирующих пуль – тоже являются частью Вселенной...»

«Афганцы», к сожалению, не стали созидательной силой для новой России, но могли бы – государство не захотело этого, откупившись налоговыми преференциями для «афганских» фондов, породивших, в конце концов, криминал...

Фильм показывает вчера еще немыслимые сцены: спецназовцы и пехота дерутся друг с другом ради шмоток и магнитофонов, наркокараваны останавливают не ради уничтожения наркотиков, а просто чтобы забрать деньги в виде дани, процветает тотальное мародерство с обшариванием карманов трупов и т.д. Но это правда – здесь все пытались жить и выживать.

Но эта правда даже сейчас не востребована – общество по-прежнему предпочитает жить в некой иллюзорной паранойе. Даже «афганцы» не создали фильму достойную кассу, сами поверив, видимо, в мифологию последних десятилетий: если говорят, что так было – значит, так было. А вот что сказал мой друг, побывавший там (кстати, и для меня эта тема не чужая – служил в середине 80-ых в ста километрах от афганской границы): «В этом фильме нет пустых кадров – все правда от начала до конца. Одно только непонятно – как этот фильм вообще смогли показать на большом экране? Как пропустили?..»

Прошло 30 лет – над перевалом Саланг по-прежнему царят холодные звезды, старики рассказывают о войне с «шурави», а в ущельях по-прежнему лежат ржавые фрагменты подорвавшихся БТР-ов. Мы ушли, все закончилось – закончилось ли?..

1 комментарий:

  1. К сожалению, Россия не созрела для покаяния. Но без покаяния, нет спасения.

    ОтветитьУдалить