среда, 12 июля 2017 г.

"Если вы считаете себя богом, то наберите Один"...

"казанская Вальгалла" Константина Васильева

Творческое наследие Константина Васильева - пожалуй, самого необычного и загадочного художника Казани - получило официальное признание, по сути, совсем недавно: его музей в центре города открылся в 2013 году. Сейчас в этом музее представлена крупнейшная коллекция произведений мастера, включая пейзажи, абстрактные композиции, незавершенные работы, а также малоизвестный автопортрет в молодом возрасте. Но о самом Константине Васильеве мы знаем немного - широкая известность пришла к нему уже после смерти: свою недолгую жизнь он провел в затворничестве, погруженный в мир древнерусского фольклора, скандинавских саг и музыки Вагнера... 

Константин Алексеевич выбрал в своем творчестве не самый легкий путь - в самый разгар хрущевских гонений на авангардное искусство он увлекся сюрреализмом, а затем неожиданно обратился к славянской мифологии, к образам нордических героев, арийцев и северных богов: все это, конечно, не могло быть принято тогдашней культурной номенклатурой, и Васильев в советском искусстве стал персоной нон-грата. При этом несомненно, что его сюжеты в какой-то мере перекликаются с искусством Третьего Рейха, за что его... причисляли к фашистам и несколько раз вызывали на допросы в КГБ. 

В творческих кругах отношение к Васильеву до сих пор неоднозначное: одни критикуют его за "искусственность образов", а другие считают его настоящим гением, "вторым Рерихом". Одни видят в его полотнах лишь "идеализацию истории", а другие - мощную энергетику и глубокую сакральность. Мистически-символическое творчество Васильева - это одна большая загадка: оно попросту не вписалось в наше время и не нашло верных истолкований. Раздражение вызывало даже то, как он подписывал картины - в древнерусской традиции, в руническом стиле. 

Не меньше загадок и вокруг смерти художника: он погиб 29 октября 1976 года - по некой зловещей иронии, в день закрытия своей первой персональной выставки в Зеленодольске. Официально - попал под поезд, однако многие считают, что Васильев и его друг были убиты. Дело в том, что его выставка произвела в народе небывалый ажиотаж и стала настоящим объектом паломничества - появилась версия, что художника с его "опасными идеями" попросту решили устранить. Даже после смерти Васильева его картины продолжали преследовать вплоть до перестройки - так, в 80-ых годах какие-то чиновники добились... уничтожения его полотен, запретив их реставрацию.
Кстати, место гибели Константина Васильева стало культовым среди первых советских толкиенистов - находится оно у станции Лагерная, недалеко от того места, где впоследствии начал строить свой "Храм всех религий" Ильдар Ханов, другой непризнанный Мастер, чьи идеи опередили время. Просто совпадение?..

 Любой посетитель музея на Баумана обнаружит следы "неизвестного Васильева" - например, его сюрреалистическую графику: мы представляем вашему вниманию две работы этого периода - "Лунная лошадь" и "Атомный взрыв", где след от взрыва превращается в силуэт распятого Христа.

С другой стороны, мало кто знает, что знаменитая картина "Ожидание" имеет свое "альтер-эго" - второй вариант, где женщина уже потеряла всякую надежду, где в ее глазах одна безысходность. Второй вариант никогда не пропагандировали - не печатали на постерах и в альбомах, потому что в нем как бы завершение состояния первой картины: надежды нет, ничего не произойдет...

 А под чьим влиянием в 1967 году Васильев создал свой "нордический стиль"?.. В документах, представленных в музее, выставлена загадочная открытка, подписанная Васильевым, где он посылает некий шифрованный текст, обращаясь к некоему Лоренсу Ивановичу - он пишет что-то типа: "Не всякий, разделивший участь Назарея, не обретает смысл бытия". Дело в том, что мы знаем, кто такой загадочный "Лоренс Иванович" - это поэт и композитор Лоренс Блинов, в узких кругах известный как мистик и эзотерик: он участвовал в создании клуба "Восхождение" при Казанском Доме ученых, где еще в махровые советские годы читал лекции о восточной философии и древнеегипетских мистериях. Теперь понятно, под чье влияние попал молодой 25-летний Константин Васильев...

Интересно также, что в музее Васильева символически воссоздана его мастерская - будто художник только на несколько минут прекратил работу: даже занавески, которые послужили фоном к портрету его друга, были воссозданы. Сам музей удивительным образом напоминает мистический лабиринт, где приходится проходить по нескольким коридорам, подниматься по лестнице, потом спускаться - в одной из таких "пещер" недавно разместилась выставка деревянных "идолов" Бориса Зыкова. В этом зале, как ни странно, собраны персонажи от лесных монстров до Иисуса и Даниила Андреева - и, казалось бы, посетитель должен себя чувствовать здесь неуютно, однако это не так - многие люди садятся здесь и сидят по полчаса в некой медитации. Мы и сами почувствовали, какая удивительная здесь энергетика. Все работы Зыкова созданы 30-40 лет назад (он умер в 1992 году), а ощущение, что его скульптуры до сих пор пахнут деревом - но ведь этого в принципе не может быть!.. 


Кстати, интересно, что еще один "неизвестный Васильев" - это Васильев-пейзажист: показалось, что 34-летний художник просто не успел оставить серьезное наследие в этом направлении, но даже то, что представлено в музее, впечатляет достаточно глубоко - может быть, он еще искал себя, и кто знает, в чем бы он раскрылся по-настоящему...

В свое время наша газета "Отражение", между прочим, имела непосредственное отношение к Константину Васильеву - дело в том, что в организации, которая издавала "Отражение" при горкоме ВЛКСМ, работали энтузиасты, которые хотели выкупить у сестры художника большинство его работ - благо, тогда они еще стоили копейки. С 1989 по 1991 год на собраниях в горкоме долго и горячо обсуждали создание галереи Васильева, но переговоры с сестрой, в конечном счете, как мы поняли, завершились ничем: она уехала в Москву и забрала с собой большинство работ брата.

Говорят, что сестра уже в середине 90-ых, благодаря обыкновенным эскизам, рисункам и незавершенным работам брата, превратилась в достаточно обеспеченного человека. Часть картин была все-таки оставлена в Казани и не без участия энтузиастов при горкоме ВЛКСМ положила начало галереи на улице Гвардейской, а уже потом, при непосредственном вмешательстве мэра Казани, был открыт музей на Баумана - правда, городские власти на эти раздумья потратили 20 лет. 

Хорошо, что за эти 20 лет картины не сгинули под какой-нибудь дырявой кровлей или не сгорели по случайности - и уж совсем удивительно, что их банально не украли, ведь, по большому счету, главная проблема художника заключалась в том, что он работал в СССР. Если бы он имел возможность уехать на Запад, то, вполне возможно, его жизнь сложилась бы совсем по-другому. Однако уехать он не мог, о чем свидетельствует его полная боли записка: "Если мои картины не нужны Отечеству, то все мое творчество следует признать неудавшимся" - эту трагическую записку мы сфотографировали и выкладываем на ваше ознакомление...

Комментариев нет:

Отправить комментарий