суббота, 29 ноября 2014 г.

Скрипач не Нужен


а нужны ли Казани художники?.. 

В одном из последних номеров «Отражения» мы написали об одном «городе мечтателей» с тысячелетней историей, где воздвигают... памятники Гулливеру и устанавливают монументы очпочмаку – а почему так происходит?..

Не прошло и месяца, как мы получили ответ...

Несколько лет назад в одном из бесконечных учебных коридоров Казанской консерватории исчезла картина со стены – ну, исчезла и исчезла: кому интересна какая-то черная закопченная картина на стене, к тому же, с треснувшей от времени рамой?.. А потом выяснилось, что это... подлинник Айвазовского! Если бы это полотно продали с аукциона, то вырученных денег хватило бы на капитальный ремонт здания, о чем годами ратовало руководство учебного заведения...
В этом в чем-то курьезном, но знаковом происшествии запечатлено все отношение наших властей к культуре: все, что имеем, не ценим – в Казани все последние десятилетия уничтожали старинные здания, памятники архитектуры. А когда спохватились – то город, фактически, уже потерял свою историю. Остался один новодел...
Сейчас с такой же легкостью они готовы покончить со всей казанской художественной школой: Министерство культуры Татарстана не может найти «баснословной» суммы в размере 11 миллионов рублей в год на содержание Казанского филиала Суриковского художественного института, при этом в культурном календаре города не уменьшается количество сомнительных праздников, «ярмарочных» фестивалей с раздутыми бюджетами – одно «Тюрквидение» чего стоит!..
На этом «празднике жизни» 76 молодых художников и скульпторов, отобранных со всей страны, талантливые ребята, способные создать что-то действительно стоящее, оказались никому не нужны – и, в самом деле: не Гулливеров же очередных им лепить на казанских улицах!..
А началось все в 2008 году с разумной инициативы бывшего президента Татарстана – талантливые творческие кадры нужны республике хотя бы для восстановления Булгар и Свияжска. Но прошло шесть лет – древние памятники начали восстанавливать высокопоставленные мэтры, съехавшиеся за длинным рублем со всей страны, а высокие слова о поддержке талантливой творческой молодежи так и остались словами.
И никому не стыдно! Ни прошлому руководству республики, ни нынешнему – ведь единственное высшее художественное учебное заведение в Казани находится на грани закрытия... в год культуры, объявленный в стране!..
У них наверху сейчас другие приоритеты – вот, например, большую реконструкцию местного зоопарка затеяли на несколько десятков миллионов долларов. Чемпионат мира по плаванию, опять-таки, на носу...
А в это время студенты-художники рисуют с натуры... друг друга – потому что денег на натурщиков просто нет! С июня студенты не получают свои мизерные стипендии – хотя как раз стипендии им нужны в первую очередь: краски, кисти, холсты, грунты, подрамники – все покупается за свой счет.
Великолепное здание, созданное еще в начале прошлого века знаменитым Карлом Мюфке и возвращенное наконец-то художника лишь десять лет назад – ныне каменный символ чиновничьей лжи: блестящий фасад снаружи и разруха внутри...
Крыша течет, оконные проемы застекленных башенок частично лишены стекол и зияют дырами, отмостка со стороны внутреннего двора разрушена еще в прошлом веке. В подвальные помещения из года в год поступает вода, их состояние ужасающее, крыша одного из подсобных помещений частично разрушена.
В здании сотни квадратных метров неотапливаемых площадей в аварийном состоянии. Лаги полов, перекрытия – сгнили, внутренняя стена одного крыла заваливается наружу по причине разрушения фундамента и укреплена металлическими конструкциями. Кладка в районе центрального окна заднего фасада разорвана трещиной, и это не единственное место такого нарушения целостности кладки. Свод барабана также имеет трещины в результате систематических протечек.
Часть здания из-за аварийного состояния просто закрыта – аудиторий не хватает, поскольку две трети площадей непригодны для использования. Функционирует только часть здания, и на этой площади располагаются и художественное училище, и филиал Суриковского института.
Предыдущими собственниками здания была нарушена первоначальная планировка аудиторий, в которых проходят занятия студентов. Положение уникального строения по-настоящему катастрофично...
При этом Указом Президента Российской Федерации № 176 от 20 февраля 1995 года здание Казанской художественной школы признано памятником градостроительства и архитектуры федерального значения. Сейчас парадный фасад здания, по примеру потемкинских деревень, подновлен и покрашен и создает ложное впечатление благополучия. Но экспертиза его состояния показала бы истинное положение вещей. Стоило бы посетить этот памятник сотрудникам ЮНЕСКО – экспертам по «внутренним болезням» уникальных объектов: они засвидетельствовали бы, какое сокровище гибнет в интеллектуальном центре Казани, может быть, нынешние отцы города и услышали бы их голос. Но в такие катакомбы высоких гостей не водят: ведь это бьет по имиджу республики!..
Знаменательно, что это происходит в год культуры, в год, когда Казань выбрана культурной столицей тюркского мира, в тот год, когда древние Булгары включены в список всемирного наследия... Но кто создаст новые Булгары – если сегодня не поддержать художника и его ремесло? Кто передаст уникальные технологии новому поколению?
А ведь в Москве монументальное искусство после долгого периода вакуума наконец снова стало востребованным. Столичные предприниматели поняли, насколько это перспективный, окупаемый и креативный проект.
Взять ту же мозаику: ведь это «вечное искусство» – при соблюдении технологии. Но если в Барселоне каждый дециметр мозаики Гауди – предмет культа и неиссякаемый источник идей для национального искусства, то у нас – в том числе и в Казани – за последнее тридцатилетие варварски сбиты сотни квадратных метров уникальных мозаичных панно известных художников, которые составили бы славу монументальному искусству в любой стране Европы.
Отдельные направления искусства могут быть возрождены и освоены только в условиях высшей школы. Состоявшийся в этом году первый выпуск скульптурного отделения уже дал плеяду многообещающих скульпторов, уже сейчас имеющих зрелые творческие работы. Одна из таких работ вошла в ансамбль скульптур Кремля, завсегдатаи выставок уже узнают почерк новых авторов. Казалось бы – вот она долгожданная «свежая кровь», которой ждал любой цивилизованный город!..
Но нет – и мы сами стоим на пороге уничтожения хорошего дела, уже дающего свои плоды.
А ведь когда-то все было по-другому: в 1895 году в Казани была открыта Художественная школа – и вскоре мир узнал блестящего Николая Фешина, невероятного Давида Бурлюка – помимо названных, здесь учились Велимир и Вера Хлебниковы, Петр Дульский, Александр Родченко, Варвара Степанова, Константин Чеботарев и Александра Платунова, Баки Урманче и многие другие известные личности, оставившие свой след не только в изобразительном искусстве. Николай Фешин как-то сказал Давиду Бурлюку: «Казань, наш дорогой город, никогда не должен забыть нас!..»
Казань в те годы не формально, а фактически стала «третьей столицей России» – именно потому что стала духовным и культурным центром нашей страны.
Интеллектуальная жизнь невозможна в отрыве от полноты культурной жизни. То, что нас окружает под видом «культуры» сейчас – по большей части носит профанный характер, является пошлым суррогатом низкого качества, потребление которого говорит о деградации общества. Ведь духовное совершенство – не блажь, а жизненная необходимость!..
«Зачем дорога, если она не ведет к храму?», – гласит старая притча. Зачем этот непомерный блеск, эти технологии, кичливые отели и банки, если в самом сердце культурного центра древнего города стоит в вопиющем небрежении пристанище творчества и искусства?..

Артур Гафаров и Анна Акчурина

Комментариев нет:

Отправить комментарий