суббота, 9 июня 2018 г.

«10 негритят»

кинопроклятие «острова обреченных»

 
«Дамы и господа! Прошу тишины! Вам предъявляются следующие обвинения... Обвиняемые, что вы можете сказать в свое оправдание?..»

Нам кажется, что самая известная книга Агаты Кристи была написана, как минимум, век назад – однако роман вышел в свет в 1967 году: писательница придумала эту головоломку в достаточно зрелом возрасте. Здесь она впервые отошла от схемы, приносящей ей успех, и впервые обошлась без Эркюля Пуаро и мисс Марпл. Один из персонажей «10 негритят» формулирует главную творческую установку Агаты Кристи с подкупающей прямотой: «Я тешил свое самолюбие мыслью изобрести такое преступление, которое никто не сможет разгадать...»
Почти то же самое можно сказать и о советской киноверсии романа – Станислав Говорухин, взявшись за экранизацию на базе Одесской киностудии в 1987 году, вряд ли предполагал, что снимет киношедевр и единственный образцовый кинотриллер советской эпохи. Десятилетия спустя мало что может соперничать с фильмом Говорухина по психологической напряженности – и это впечатление не покидает вас даже после двадцатого или тридцатого просмотра...

Так в чем же секрет?.. Ответ на поверхности – нигде и никогда не был собран такой блестящий состав актеров: 10 великолепных актеров на закате советского кино и создали славу «10 негритят»...

«10 негритят отправились обедать:
один поперхнулся, и их осталось девять...»
«Он опрокинул бокал. Очевидно, виски попало ему не в то горло... Лицо его исказилось, налилось кровью. Он хватал ртом воздух, потом соскользнул с кресла, рука его разогнулась, бокал покатился по ковру...»
Энтони Марстона, задавившего детей на автомобиле, сыграл Александр Абдулов – вся его роль уместилась в первые 10 минут фильма. Существует легенда, что Абдулов знал, что «умрет» первым, и поэтому не прочитал до конца ни сценарий, ни роман. Поэтому весь съемочный период он приставал ко всем с вопросом: «А кто убийца?». Этим пользовались многочисленные шутники, которые каждый раз «доверительно» называли ему новое имя. В конечном итоге, всю правду Абдулов узнал лишь на премьере фильма.
В конце 2007 года у Абдулова был диагностирован рак легких – он скончался 3 января 2008 года...

«Девять негритят, поев, клевали носом:
один не смог проснуться, их осталось восемь...»
«Вид у нее был очень перепуганный, – сказала Вера. – И потом, прошлым вечером она перенесла потрясение. Наверное, у нее отказало сердце?..»
Чету Роджерсов обвиняли в неоказании помощи своей хозяйке – и похоже, что это было правдой. Горничная легла и не проснулась, а ее муж был зарублен топором. «Сладкую парочку» злодеев сыграли Ирина Терещенко и Алексей Золотницкий. Они живы, сейчас им обоим уже за 70-ть – Ирина Терещенко живет в Украине в полной безвестности и в кино уже много лет не снимается. Золотницкий же стал известным актером дубляжа, но «проклятие негритят» не миновало и его: в ноябре прошлого года актер перенес инсульт...

«Один не возвратился, остались всемером...» 
« – Что скажете, доктор?
Армстронг был бледен.
– О разрыве сердца не может быть и речи, – сказал он. – Макартура ударили по затылку дубиной или чем-то вроде этого...»
Генерал Макартур отомстил предполагаемому любовнику своей жены, послав его на верную смерть – раскаявшегося в своем поступке генерала прекрасно сыграл мэтр отечественного кино Михаил Глузский. Он был самым пожилым пленником «острова обреченных» и поэтому принял приговор безропотно, без сопротивления.
Последний раз Михаил Глузский вышел на сцену 13 мая 2001 года – он играл Сорина в чеховской «Чайке». Его посадили на инвалидную коляску, и сразу же после спектакля ему стало плохо. Актера отвезли в больницу, но уже через месяц его не стало...

«Шесть негритят пошли на пасеку гулять:
одного ужалил шмель, и их осталось пять...»
«Армстронг разглядывал красную точку на шее Эмили Брент.
– Это след от шприца, – сказал он...»
Чопорная «старая дева» Эмили Брент, которая перед сном читает Библию, в фильме сказала две незабываемые фразы: «А в этом доме жучок...» и «Завтрак будет готов через 30 минут»...
Тайный судья обвинил ее в жестоком отношении к молодой девушке, которая в результате покончила с собой. А сыграла непреклонную деву с Библией в руках Людмила Максакова – и сыграла, конечно, прекрасно.
Может показаться, что эта роль не имела последствий для представительницы знаменитой театральной династии, но в последние годы проклятие все же коснулось и ее, ведь в прошлом году был убит ее зять – Денис Вороненков, бывший депутат Госдумы, сбежавший на Украину. Кто-то называет это убийство политическим, а кто-то считает, что его убили за долги бывшие партнеры по бизнесу...

«Пять негритят судейство учинили:
и засудили одного, осталось их четыре...»
«Парик упал на пол, обнажив высокий лоб – посреди лба зияло круглое отверстие, из него вытекала густая темно-красная струйка... Доктор Армстронг поднял безжизненно повисшую руку, пощупал пульс. Потом повернулся к остальным и сказал бесстрастным, угасшим, запредельным голосом:
– Судью застрелили...»
Под номером пять был «убит» кровавый судья Уоргрейв – судья, вынесший несправедливый приговор некоему Эдуарду Ситону, умершему впоследствии в тюрьме. Правда, по ходу фильма никто не знал, что смерть судьи была мнимой – он и есть зловещий хозяин острова Алан Норман Оним, придумавший череду осуществленных приговоров и не сделавший исключения даже для себя...
За более чем столетнюю жизнь знаменитый Владимир Зельдин сыграл десятки ролей, но эта роль стоит особняком – судья Уоргрейв играл со смертью, а Владимир Зельдин практически обманул смерть: все восхищались его вечной молодостью, ведь в свой вековой юбилей он продолжал колесить по стране с творческими вечерами и играть в театре. Однако окончательный приговор судьбы отменить нельзя – Владимир Зельдин умер 31 октября 2016 года в НИИ имени Склифосовского: причиной смерти стала полиорганная недостаточность. Ему было 102 года...

«Четыре негритенка пошли купаться в море:
один попался на приманку, их осталось трое...»
«Труп застрял между двумя камнями – очевидно, его забросил туда прилив. Вера и Ломбард, преодолев последний утес, подобрались к утопленнику. Склонились над ним. И увидели посиневшее, разбухшее, страшное лицо.
– Господи, – воскликнул Ломбард. – да это же Армстронг!..»
На приманку попался доктор Армстронг, обвиняемый в смерти пациента – его тело выловили в море.
Доверчивого доктора сыграл еще один блестящий советский актер Анатолий Ромашин – его игра была не броской, но очень глубокой, а образы запомнились надолго. Кто-то считает, что актер не смог реализовать свой талант в полной мере, кто-то уверен в обратном – но ясно одно: смерть Анатолия Ромашина была, пожалуй, еще более необъяснимой, чем смерть героя в фильме Станислава Говорухина. В 2000 году Ромашин решил спилить дерево на своем садовом участке, и это привело к трагедии – актер погиб, задавленный упавшим на него стволом. Ему было 69 лет...

«Трое негритят в зверинце оказались:
одного схватил медведь, и вдвоем остались...»
«Он лежал, раскинув руки, на каменной площадке с восточной стороны дома – голова его была разбита: на него свалилась глыба белого мрамора.
– Чья это комната над нами? – спросил Ломбард.
– Моя, – дрогнувшим голосом ответила Вера. – А это – часы с моей каминной полки... Ну да, они самые, белые мраморные часы в виде медведя. В виде медведя, – повторила она, и голос ее пресекся...»
Возможно, что роль частного детектива Уильяма Блора стала вершиной актерской карьеры Алексея Жаркова – второго такого шанса судьба ему не предоставила. Но в этом звездном окружении он не потерялся – мы навсегда запомнили суетливого Блора, обвиненного таинственным судьей в лжесвидетельствовании.
Алексей Жарков в 2012 году перенес инсульт, после которого его частично парализовало. Семья надеялась, что он встанет на ноги, но через некоторое время у актера случился повторный приступ, после которого он так и не оправился. Он умер 5 июня 2016 года в возрасте 68 лет...

«Двое негритят легли на солцепеке: один сгорел –
и вот один, несчастный, одинокий...»
«Вера машинально спустила курок... Пуля прошила Ломбарда, он тяжело грохнулся на скалу.
Вера, не спуская пальца с курка, осторожно приблизилась к Ломбарду. Напрасная предосторожность. Ломбард был мертв – пуля пронзила ему сердце...»
Александр Кайдановский – легендарный «сталкер» советского кино – прекрасно играл благородных офицеров: конечно, Филипп Ломбард не был благородным человеком – он бросил на произвол своих солдат, но, честно говоря, в этом порочном окружении он единственный, кто вызывал какую-то симпатию. Такова сила актерского обаяния – к сожалению, Александр Кайдановский жил не долго и поэтому остался непризнанным гением нашего кино. Его режиссерские работы не понимали, а как актер он устал играть одноплановых героев.
Алкоголь и одиночество, в конечном счете, погубили его – в 1995 году Кайдановский умер от третьего инфаркта...

«Последний негритенок поглядел устало:
он пошел повесился, и никого не стало...»
«Вера встала на стул, глаза ее были раскрыты широко, как у сомнамбулы... Накинула петлю на шею... Вера оттолкнула стул...»
Вера Клейторн сама привела приговор в исполнение – это стало «альфой и омегой» дьявольски задуманного плана. Вина ее была в том, что она позволила погибнуть своему воспитаннику, будучи игрушкой в руках коварного любовника. Но на Негритянском острове не было адвокатов, а лишь неумолимый судья и голос совести.
Слава Богу, что проклятие фильма не затронуло Татьяну Друбич – может, потому, что актриса на каком-то этапе жизни... ушла из профессии: сейчас она владеет медицинским центром, и ее бывший муж, режиссер Сергей Соловьев, называет ее чаще врачом, чем актрисой...

Комментариев нет:

Отправить комментарий